ЛогоГлавнаяОборудованиеСпециалистыВопросы к врачамКонтакты



Книга по сексопатологии




О НАС ПИШУТ

Медосмотр
Мужскую силу убивает стресс
Причины мужских и женских сексуальных расстройств можно определить по мозговым импульсам с помощью либидометрии
Как избежать ранней эякуляции
Нарушение эрекции – дело поправимое
Когда нужен уролог, а когда сексолог?
Как часто можно применять «ПростАХит»?
Как снять боли в спине?
Пчелиный хитозан – средство от старения простаты
Почему болит спина?
Когда это не простатит
Отразить удар ниже пояса
Лекарство для желания
Спросите у андролога
Про это
Почему пропадает желание
Когда быстро не значит хорошо







 


Термины и понятия


Эрекция

Эрекция - увеличение полового члена в объеме по сравнению с состоянием покоя (приблизительно в три раза) и приобретение им механической твердости, необходимой для введения во влагалище и обеспечивающей проведение полового акта.

Эрекция наряду с эякуляцией - один из самых характерных феноменов мужской сексуальности, который в силу приданной ему символичности положен в основу фаллического культа. Один из основных парадоксов эрекции в чрезвычайной ее чувствительности ко всякого рода функциональным психотравмирующим воздействиям вопреки тому факту, что из всех основных проявлений мужской сексуальности именно эрекции отличаются наибольшей защищенностью от повреждающих факторов органической природы и наибольшей стабильностью (например, в онтогенезе эрекции выявляются задолго до либидо, эякуляции и оргазма).

Эрекция - рефлекторно-сосудистый акт; сосудистая природа ее была доказана более 200 лет назад голландским анатомом и физиологом Пенье де Графом. Применив свою методику инъекции контрастной массой сосудов трупа, он доказал, что в основе эрекции лежит наполнение пещеристых тел полового члена кровью, а не скопление в них воздуха, как полагал Гален. Некоторые авторы, в частности Итапп (1883), отождествляли вазомоторный механизм эрекции с венозным застоем, полагая, что в основе эрекции лежит затруднение оттока крови по отводящим венам полового члена, сдавливаемым луковично-пещеристой и седалищно-пещеристыми мышцами, которые действуют наподобие рычага, сосудистый эффект усиливается чисто механическим приподниманием члена. Подобному допущению, однако, противоречили и длительность эрекции, и отсутствие неприятных ощущений, сопутствующих пассивному застою при накладывании жгута на конечность, и наблюдаемое при эрекции местное повышение температуры вместо понижения, отмечаемого при застое. Применив эксперименте на собаках сфигмографию полового члена в сочетании с кимографической записью уровней внутрисосудистого давления на артериальном и венозном участках, Франсуа Франк доказал, что основной механизм эрекции составляет усиление артериального притока, а замедление оттока по венам играет лишь вспомогательную роль. Из анализируемых им кривых явствует, что давление возрастает сначала в артериях, и лишь после того в венах. И, наконец, Легро перевязкой вен у корня полового члена показал, что затруднение венозного оттока может вызвать лишь некоторое набухание пещеристых тел, очень далекое от настоящей эрекции.

По описанию сосудистого механизма эрекции, оставленному Л. Я. Якобзоном "Кровь при эрекции действует не как сплошная масса жидкости, находящаяся под большим давлением, а распределена по многочисленным щелям пещеристых тел; причина этого заключается, по видимому, в растягивающей и разрывающей силе, которая проявляется в оболочке всякого пузыря вследствие существующего внутри него давления... Этим обстоятельством можно, вероятно, объяснить то замечательное явление, что член может достигнуть твердости, наверное превышающей плотность аорты, хотя этой твердостью он обязан давлению крови, которое, однако, в аорте выше". И действительно, как доказал Леван, артериальное давление внутри пещеристых тел при эрекции достигает давления в сонной артерии. При этом выявляется еще один парадокс механизма эрекции, который заключается в том, что предельная ригидность, придающая кавернозным телам на высоте эрекции деревянистую плотность, достигается снятием мышечного спазма.

В дополнение к сказанному необходимо упомянуть описанные Экснером радиальные тяги, возникающие при эрекции, которые способствуют раскрытию просвета уретры.

Ряд существенных различий в архитектонике пещеристых тел полового члена с одной стороны и пещеристого тела уретры с другой (по относительному содержанию мышечных и эластических волокон, мощности белочной оболочки, расположению мышечных пучков и пещеристых лакун), заставили многих исследователей, в том числе Дикинсона и А. И. Тюкова, провести разграничение между собственно пещеристыми телами полового члена и губчатым парауретральным телом уретры.

Указанные различия проявляются в том, что кавернозное тело уретры, а следовательно, и головка полового члена даже на высоте эрекции оказываются менее напряженными, что создает более благоприятные условия для прохождения семени через уретру и придает головке полового члена роль буфера, смягчающего травматизацию женских гениталий: "Эректильная ткань головки члена всегда остается мягкой и податливой, хотя и увеличивается при эрекции в объеме;

Отмеченная эластичность головки облегчает ее проникновение во влагалище и предупреждает возможность повреждений. Она также предохраняет заостренные и ригидные концы кавернозных тел пениса как от получения разрушений (при случайном столкновении с твердыми телами), так и от причинения травм при их посредстве".

Кан назвал механизм эрекции триумфом биомеханики, превзойти который не может надеяться ни один инженер: мягкие ткани превращаются в отличающееся предельной твердостью тело; это состояние поддерживается в течение длительного времени, не вызывая тягостных ощущений; приток крови уравновешивается соответствующим оттоком ('при увеличении кровотока через пещеристые тела в 6-8 раз); шесть железистых образований взаимодействуют, выдерживая строго отрегулированный ритм и последовательность, и при этом в середине созданной повышенным давлением структуры остается незатрудненный проход для семенной жидкости.

Как отмечает Л. Я. Якобзон, переполнение члена кровью при эрекции распространяется и на перепончатую часть уретры, семенной бугорок и шейку мочевого пузыря. При этом отмечено, что сильная эрекция делает мочеиспускание невозможным или крайне его затрудняет. Weber объяснял это набуханием семенного бугорка, который якобы заполняет весь просвет предстательной части уретры и, таким образом, замыкает ее.. Однако, по справедливому замечанию Уокера, если бы это было так, то было бы непонятно, каким образом при полном закрытии мочеиспускательного канала в него проникают семя и секреты семенных пузырьков и предстательной железы. Далее Уокер показал, что семенной бугорок при налитии его сосудов не перекрывает просвет мочеиспускательного канала. В действительности, как это продемонстрировали рентгенологические исследования Цейсля и Хольцкнехта, мочеиспусканию при эрекции препятствует непроизвольное сокращение внутреннего сфинктера мочевого пузыря.

Рефлекторная природа эрекции была доказана в 1839 г. Браше, получившим периферическим раздражением члена у животного с перерезанным спинным мозгом как эрекцию, так и эякуляцию. Затем Экхард вызвал в эксперименте у собаки эрекцию прямым раздражением, а также продемонстрировал утрату возможности получения эрекции тактильным раздражением полового члена после перерезки. П. В. Никольский подтвердив данные своих предшественников, отметил активное сокращение сосудов полового члена после перерезки и наступление эрекции в результате раздражения их дистальных отрезков (скорость вытекания капель крови из перерезанных кавернозных тел при этом увеличивалась). Франк показал, что сосудодвигательные нервы полового члена берут начало не только от крестцовых корешков, как это было описано Экхардом, но и от веточек, идущих от них. По его данным, сосудодвигательный иннерваторный аппарат полового члена происходит из крестцового и поясничного отделов. Гольтц сравнивал действие на половой член с действием на сердце: во время покоя, при отсутствии сексуального возбуждения, артерии полового члена находятся в состоянии среднего сокращения, поддерживаемого тонусом мелких нервных узлов, наличие которых доказал Левен ; в ситуациях, вызывающих сексуальное возбуждение, импульсы с церебральных уровней, воздействуя в конечном счете на парасимпатические волокна, приводят к тому, что тонически сокращенные артерии полового члена расширяются и обильная волна крови вливается в сосудистую сеть пещеристых тел, заполняя и растягивая последние. В ситуациях, неблагоприятных для половых проявлений, а также по окончании полового акта, нервные импульсы, напротив, поступают на симпатический конечный путь и через подчревное сплетение воздействуют на вазоконстрикторы полового члена, подавляющие эрекцию. Таким образом, периферические ганглии, расположенные в пограничном симпатическом стволе, нижнем брыжеечном, подчревном и других сплетениях, являются "центрами" сосудистого тонуса, уровень активности которых в различных ситуациях то повышается, то понижается, подбно тому как изменяется влияние блуждающего нерва на деятельность сердечных узлов. Основываясь на своих экспериментальных данных, Гольтц пришел к выводу, что головной мозг представляет высшую инстанцию, интегрирующую посредством межцентральных нервных путей все "низшие механически-рефлекторные центры", выполняющие лишь "черную работу" сближения.

Семяизвержение

Обычно, семяизвержение является кратковременным рефлекторным актом. Он включает многочисленные уровни нервной регуляции Семяизвержение, с позиции нервной системы, может случиться на двух случаях. Первый сугубо из-за влияний из центральной нервной системы. Например, ночная поллюция. Ночные поллюции одинаковы в юности и у мужчин, воздерживающихся от половой жизни. Они являются результатом эротических стимулов при отсутствии мастурбации или полового акта. Второй тип является комбинацией раздражения местных рецепторов полового члена и сенсаций центральной нервной системы. Это - типичное семяизвержение, с которым мужчины наиболее знакомы.

Семяизвержение разделяется на различные этапы. Сексуальная стимуляция и трение обеспечивают импульсы, которые поступают через спинномозговые пути в головной мозг. Автономная нервная система стимулирует симпатические нервы, вызывая сжатие мужских вспомогательных половых органов, включая семявыносящие протоки, простату, и семенные пузырьки. Содержимое всех добавочных половых органов смешивается при семяизвержении и толчками с интервалом 0,6-0,8 секунд транспортируется в уретру. Семяизвержение происходит после сжатие мускула bulbocavernosus, продвигающего сперму из полового члена. Типичное семяизвержение двух - пятикратное. Сперма в норме превращается в гель и остается в таком виде приблизительно тридцать минут. Затем она разжижается.

Половое влечение

В формировании полового влечения мужчины принимают участие по существу те же уровни, что и в формировании оргазма, однако степень участия каждого из них различна. Если в оргазме супраспинальные (церебральные) механизмы играют роль инстанций, осуществляющих главным образом сенсорное восприятие заключительных фаз оргазма и их оценку, то в формировании либидо именно церебральные образования выполняют все основные задачи на протяжении всего жизненного цикла.

В половом влечении мужчины выявляются три функциональных компонента. Первый, энергетический, имеет врожденный характер, и его анатомофизиологический субстрат включает глубокие структуры головного мозга (лимбический комплекс, зрительные бугры, гипоталамус, нейрогипофиз) и периферические железы внутренней секреции: семенники, надпочечники и др. В общем, виде физиологическая роль подкорковых структур была охарактеризована И. П. Павловым (1930). Он отмечал, что главный импульс для деятельности коры идет из подкорки и если исключить эти эмоции, то кора лишится главного источника силы. Именно субкортикальный компонент либидо обеспечивает пробуждение и развертывание полового инстинкта, наличие и степень выраженности всех специфически сексуальных проявлений, особую, витальную, обостренность сексуальных переживаний, активационное воздействие на эрекционный, эякуляторный и оргастический центры, снижение порогов которых облегчает наступление эрекции, эякуляции и оргазма. Несмотря на то, что начальные этапы формирования энергетического компонента либидо относятся к эмбриональному периоду индивидуального развития, первые его внешние проявления наблюдаются в норме лишь с пубертатного возраста.

Второй компонент, свойственный зрелому половому влечению, селективность как в выборе самого объекта полового влечения, т. е. его направленность, так и в конкретных формах осуществления сексуальных актов, а также в восприятии и оценке своей роли в осуществляемых формах сексуального поведения. Анатомофизиологический субстрат второго компонента наряду с некоторыми субкортикальными структурами обязательно включает кортикальные образования и поэтому носит характер не чисто врожденный, как энергетический компонент, а врожденноприобретенный. И хотя начальные этапы формирования селективноповеденческого компонента, так же как начальные этапы формирования энергетического компонента, могут относиться к пренатальному периоду и также быть подверженными воздействиям, в возникновении патологических форм либидо, как правило, играют роль патогенные влияния, приходящиеся и на ранние фазы постнатального развития (например, критические этапы препубертатного периода).

Третий компонент мужского либидо, определяющий периодичность его подъемов и спадов, по существу является подвидом первого, энергетического, компонента. Он проявляется в очень узких временных рамках: если первый и второй компоненты стойко удерживаются на протяжении десятилетий (первый между пубертатным периодом и угасанием половых интересов, а второй между осознанием себя как личности и угасанием сознания), то колебания данного компонента укладываются в интервалы, измеряемые днями или неделями.

В основе этой периодичности лежат две закономерности, описанные отечественными исследователями. Первая из них элементарно проста: накопление эякулята механическим давлением на нервные окончания в стенках растягиваемых резервуаров (выводные протоки, семенные пузырьки) повышает половую возбудимость, а выбросы эякулята, снижая и снимая это давление, тем самым приводят и к снижению выраженности либидо. Однако у человека в отличие от тех экспериментальных животных, на которых впервые установлен этот феномен [Тарханов И. Р., 1885), постулируемая линейная зависимость (чем длительнее воздержание, тем неудержимее половое возбуждение) осложняется другим феноменом, в основе которого лежит механизм простатотестикулярного взаимодействия [Белов Н. А., 1912]. Предстательная железа, являющаяся мышечножелезнстым органом с внешней секрецией, в периоде полового воздержания, когда секрет не выводится через уретру, а всасывается и поступает в кровяное русло, превращается в факультативную железу внутренней секреции. При этом в противоположность прямому влиянию яичек на предстательную железу (повышенная выработка андрогенов стимулирует функции и ускоряет анатомическое развитие предстательной железы, а понижение концентрации андрогенов снижает функции и при значительной степени снижения приводит к ее атрофии) интенсивность поступления секрета предстательной железы в кровяное русло оказывает на функцию яичек обратное действие (рис. 3), усиливая деятельность семенников в периоды повышенной половой активности и подавляя их тонус в периоды полового воздержания.

При изменении привычного ритма половой активности, в особенности при резком прекращении половой жизни (например, выход моряка в рейс), вначале сказывается феномен Тарханова: сексуальноэротические воспоминания с каждым днем принимают все более яркую окраску и возникают по все более ничтожным поводам, учащаются спонтанные эрекции, ночные поллюции происходят с короткими интервалами, облегчая тягостность сексуальной абстнненции лишь на короткое время (все это, естественно, при отсутствии мастурбации). Однако вслед за этим сексуальные фантазии постепенно утрачивают первоначальную яркость и возникают реже (так же как и спонтанные эрекции), а интервалы между ночными поллюциями возрастают наступает естественная адаптация, в основе которой феномен Белова. При изменении же установившегося низкого уровня половой активности в сторону его повышения обычно сказывается тот же феномен Белова: так, жены многих моряков, возвращающихся из рейса, безо всяких к тому оснований подозревают своих мужей в неверности, потому что сразу установить тот уровень активности, который имел место перед выходом в плаванье, им не удается, и привычная интенсивность восстанавливается лишь постепенно (по миновании периода, обозначаемого как "период раздаивания").

Будучи тесно связанным с сознанием, либидо также претерпевает длительную индивидуальную эволюцию, постепенно усложняясь и совершенствуясь. У мужчин можно выделить следующие его стадии.

Понятийная стадия целиком связана с формированием у ребенка сознания и к либидо как таковому на данном этапе никакого отношения не имеет (поэтому ее обозначают также как долибидонозную). На этой стадии, поскольку все окружающие ребенка люди разделяются не только на мальчиков и девочек, а, как выясняется, на более емкие категории мужчин и женщин (мама и папа, бабушки и дедушки, тети и дяди), ребенок постепенно осознает факт раздельнополости и относит себя к одному из двух полов. Эта стадия лишена какой бы то ни было специфической чувственной окраски, ей присуща единственная положительная эмоция, испытываемая ребенком, радость от решения непростой интеллектуальной задачи. Романтическая (или платоническая) стадия характеризуется главным образом фантазиями, в которых совершаются воображаемые подвиги в честь идеализируемого объекта первой влюбленности. Характерные черты этой стадии высокий накал чувств с элементами сладостного трагизма, самоотречения и жертвенности, убежденность в уникальности переживаемого (никто и никогда не переживал ничего подобного). Значение платонической стадиив возвышении физиологического инстинкта до истинно человеческой любви. Эротическая стадия выражается в стремлении к нежности и ласкам (словесным и тактильным). Эта стадия, чрезвычайно характерная для женской сексуальности, чужда природе подавляющего большинства молодых мужчин и чаще наблюдается у них при задержках психосексуального развития. Сексуальная стадия протекает на фоне специфических эмоций низшего порядка, которые, возникнув в периоде полового созревания, поддерживаются затем постоянной стимуляцией продуктами внешней секреции (феномен Тарханова). Проявления этой стадии обычно превышают индивидуальную физиологическую норму (так называемая юношеская гиперсексуальность), сопровождаются рядом не поддающихся контролю и непроизвольных феноменов избирательным любопытством к любой сексуальной и генитальной тематике, спонтанными эрекциями с выраженным половым возбуждением, ночными поллюциями и мастурбаторными эксцессами, что порождает душевные кризисы и конфликты между успевшими сложиться моральноэтическими установками и оценкой собственного "Я". Стадия зрелой сексуальности характеризуется гармоничным соотношением понятийного, возвышенноромантического, эротического и сексуальночувственного элементов со всей системой моральноэтических ценностных ориентации личности. С достижением зрелости мужчина обретает полный контроль над своим сексуальным поведением и в противоположность предыдущей стадии успешно подавляет сексуальные тенденции, когда их проявление не соответствует времени и обстоятельствам, а также противоречит его личностным моральноэтическим установкам.

Оргазм

Оргазм - высшая степень сладострастного ощущения в момент завершения полового акта (или заменяющих его форм половой активности).

Прежние гипотезы, объяснявшие природу оргазма, основывались на периферическом или центральном происхождении его. Первые связывали формирование оргазма с сокращением семяизвергающих мышц или с активным преодолением семенной жидкостью узких устьев семявыносящих протоков, открывающихся в заднюю уретру на семенном бугорке. Вторые связывали формирование оргазма с раздражением центров спинного мозга или параспинальных образований вегетативной нервной системы либо с существованием в головном мозге особого центра, который при возбуждении изливает на остальные мозговые клетки специфическое "одурманивающее вещество".

Системная сексология объясняет оргазм как результат сложного взаимодействия ряда структурных образований, расположенных на различных уровнях (тазовом, спинальном, диэнцефальном и корковом). Активное преодоление узких устьев семявыносящих протоков и поступление в простатическую часть уретры их содержимого (т. е. завершение первой фазы эякуляции) порождают афферентные (центростремительные) импульсы, которые поступают в высшие центры головного мозга и воспринимаются вначале как ощущение неотвратимости, невозможности остановить надвигающуюся волну оргазма, но еще не как сам оргазм. Во второй фазе оргазма афферентные импульсы из простатической части уретры поступают в церебральный центр, расположенный в парацентральных дольках либо в непосредственной близости к ним, сенсибилизированный предшествовавшей суммацией центростремительных импульсов с эрогенной зоны головки члена. Интеграция этих афферентных импульсов предварительно сенсибилизированным церебральным центром после преодоления порога наступления оргазма вызывает цепную реакцию, проявляющуюся в сильнейшем нервном разряде, двигательный компонент которого реализуется в серии мышечных спазмов, пробегающих по наружной уретре с интервалами 0, 8 с, и сопровождается сильнейшим сенсорным аккомпанементом, чрезвычайно подчас гиперпатическая (слишком яркая) окраска которого с несомненностью свидетельствует об участии зрительных бугров.

Для удобства анализа системная концепция допускает условное выделение из рассмотренного функционального единства двух уровней: а) церебрального (объединяющего все корковые условнорефлекторные комплексы половой сферы, парацентральные дольки и связанные с половой сферой отделы межуточного мозга, в том числе зрительных бугров); б) сегментарного (поясничный и крестцовый отделы спинальных центров эякуляции с их экстраспинальным, в том числе приорганным, обеспечением). Сегментарный уровень, представляющий по существу функциональный субстрат эякуляции, непосредственно связан с двигательными проявлениями, обеспечивающими переход первой, преоргастической, фазы эякуляции во вторую фазу, не только тесно связанную с оргазмом, но и управляемую им при нормальном ее протекании. В противоположность этому церебральный уровень более непосредственно и со времени, и функционально связан не с двигательными, а с сенсорными реакциями, осуществляя их восприятие, оценку и интеграцию.

Системное толкование механизмов оргазма позволяет объяснить все разнообразие диссоциации (раздвоения) между оргазмом и эякуляцией, начиная с облегченного наступления непроизвольных семяизвержений во время сна при ночных поллюциях (когда снижается сдерживающее влияние кортикальных отделов), во многих случаях не сопровождающихся оргазмом и устанавливаемых лишь по наличию следов эякулята на белье. Такого же рода преходящими различиями в функциональном состоянии сегментарных и церебральных уровней объясняются и другие случаи эякуляции без оргазма.

В противоположность этому в случаях оргазма без эякуляции имеют место обратные соотношения: резкое снижение (вплоть до полного функционального паралича) возбудимости нижнего, сегментарного, подотдела наряду с функциональной сохранностью, а нередко с повышением возбудимости (т. е. понижением порогов) церебрального уровня. Чаще всего подобные отношения наблюдаются при наличии запущенного хронического простатита.

Биологическое значение оргазма не ограничивается ролью мотива, побуждающего к проведению коитуса. В его основе лежит безусловный рефлекс, который подкрепляет всю предшествующую последовательность сексуальных реакций, тем самым, формируя из множества разрозненных проявлений целостный психофизиологический акт. В этом закреплении сливающихся в процессе интимной близости непроизвольных компонентов биологического порядка, с одной стороны, и индивидуальных личностных проявлений поведенческого порядка с другой, и заключается основная роль оргазма.



© 2007.  линика "ћужское «доровье". Menshealth.ua (ћенсхелс ёЁй)
ѕри использовании материалов сайта пр¤ма¤ гиперссылка на menshealth.ua об¤зательна.
ƒизайн RODION FILATOV™